Аме 2.0
Listen to your heart, listen to the rain, listen to the voices in your brain.
Название: Семейные хроники Хибари
Автор: Аме 2.0
Жанр: джен, юмор
Рейтинг: PG-13
Персонажи: Хибари, Цуна, Хибари Юичи (ОМП)
Пейринг: 1827, если прищуриться
Саммари: Серия драбблов о повседневной жизни семьи Хибари. Никто не ожидал, что у Хибари появится сын. Даже сам Хибари. Но стоит помнить, что в мире с волшебной мафией возможно все.
Размер: 2759 слов
Статус: завершен
Размещение: спросить

4 года.
Начало
Это была коробочка Облака. Ее нашли в подпольной лаборатории одного экспериментатора, который, по донесениям, занимался весьма опасными и рискованными разработками. Сам экспериментатор успел сбежать, но его преследовали по горячим следам и вряд ли ему удастся скрыться.
Цуна принес коробочку с собой в тренировочный зал с усиленной защитой, на случай, если в ней что-то действительно опасное, но у него даже не получилось открыть коробочку. Странно – небесное пламя должно быть универсальным ключом.
– Зачем ты вызвал меня, Савада Цунаёши?
Цуна, поглощенный изучением загадочной коробочки, даже не заметил, когда Хибари успел прийти, хотя сам вызвал его сюда.
– Хибари! Не подкрадывайся так.
Он показал коробочку и объяснил, в чем проблема.
– Попробуй ты. Может быть, она открывается только пламенем Облака.
Судя по глазам Хибари, ему самому было немного любопытно, что за оружие или зверь может прятаться внутри. Он взял протянутую ему коробочку, вставил кольцо и активировал пламя.
Вспышка фиолетового света на секунду ослепила обоих, а потом Цуна и Хибари увидели, что появилось из коробочки.
Это было не оружие.
И не зверь.
На холодном металлическом полу сидел ребенок. Мальчик четырех-пяти лет. Черноволосый, сероглазый.
Секунду оба пребывали в молчаливом шоке, а потом отмерли. Переглянулись. Хибари быстро подхватил ребенка, и оба бросились к выходу. Цуна прямо на бегу связался с медиками, потом с Шамалом и Верде, прося их как можно быстрее прибыть на базу Вонголы.

Несколько долгих часов спустя Верде на пару с Шамалом явились в кабинет Цуны, где собрались почти все Хранители. Мукуро и Хром отсутствовали: это они занимались поимкой беглого ученого.
Начал Верде:
– Похоже, мы имеем дело с попыткой совместить технологии клонирования с технологиями изготовления боевых коробочек. Обычно, чтобы создать зверя из коробочки, берется ДНК какого-нибудь животного, но наш друг решил пойти другим путем. Создать клона кого-нибудь с сильным пламенем и высокими боевыми навыками использовать в качестве оружия.
Цуна стиснул зубы. Ему очень не понравилось все услышанное.
– Ну, похоже, эксперимент или был все еще в стадии разработки, или провалился, – продолжил Верде после паузы. – Вместо взрослого человека получился ребенок. Впрочем, даже это было случайностью. Савада, ты ведь пытался открыть коробочку первым? Если бы не пламя Неба с гармонизирующим фактором, которое стабилизировало результат, кто знает, что могло бы выйти. А так…
– Ребенок в порядке? – перебил его Цуна. Верде посмотрел на него с неудовольствием. Он не любил, когда его прерывали.
– В полном. Интересно, что система замкнутая, и он не исчезнет, потому что пламя продолжает циркулировать в нем. Правда, использовать пламя сам он не сможет. Во всем остальном – вполне здоровый клон.
Шамал, лениво почесывающий щетину на подбородке, кивнул.
– Мы проверили его – ничего необычного. Он будет расти и развиваться как обычный ребенок.
– Слава богу, – Цуна на секунду зажмурился и потер виски ладонями.
– Забыл сказать – мы знаем, чей это клон. И как только удалось раздобыть его ДНК?
Цуна встрепенулся.
– Знаете? – спросил он удивленно.
– А ты сам не заметил, с твоей хваленой интуицией? – Шамал ухмыльнулся.
Цуна нахмурился, вспоминая. Коробочка Облака. Мальчик. Черные волосы, серые глаза…
Он резко повернулся туда, где, прислонившись к стене, подальше от всех, стоял Хибари. Второй раз за сегодня их взгляды пересеклись. Цуна не знал, как выглядит его собственное лицо, но Хибари почти ничем не выдал своих чувств. Только глаза его были раскрыты шире обычного.
– Ну, так что вы будете делать с клоном Хибари Кёи? Я не откажусь взять его на изучения, – подал голос Верде.
Цуна глянул на него недобро и Верде быстро сдал назад.
– Шучу-шучу. Но все же, какие у вас планы?
– Я… – начал было Цуна, но Хибари не дал ему договорить. Он вышел из своего угла и встал перед всеми, скрестив руки на груди.
– Если он мой клон, значит он Хибари. Я заберу его в семью.
Цуна невольно улыбнулся. Как обычно, его Хранитель Облака не колебался, принимая решения.

Так у Хибари появился сын.

4 года
Хибари забрал ребенка с собой в Намимори.
Пару недель спустя, когда Цуна освободился, он решил проведать их. Его волновало, как Хибари справляется с ролью отца, ведь тот никогда не проявлял особого желания общаться с детьми.
Хибари выбрал мальчику имя Юичи. Цуна, глядя на мини-копию своего Хранителя, про себя назвал его Чибибари.
Юичи весь визит держался за отцовское кимоно, молчал, пристально смотрел на Цуну и хмурил брови. Цуна подумал, что не нравится ребенку, но, когда он уже уходил, и прощался с Хибари у порога, Юичи подергал отца за рукав и громко прошептал «Папа, давай оставим пушистого зверька себе».
Хибари не сдержался и фыркнул. У Цуны дернулась бровь, уголок рта поехал вверх. Но он сделал вид, что ничего не слышал, и мужественно сдерживался до самой машины. Но только он захлопнул за собой дверцу, его прорвало. Шофер всю дорогу косился на хихикающего босса через зеркало заднего вида. Цуне было все равно.
Чудный ребенок. Цуна решил, что обязательно навестит Юичи снова.


10 лет
Хибари проснулся ближе к вечеру и решил проверить, чем занят его десятилетний сын. В гостиной было шумно: работал телевизор и слышались восклицания Юичи.
– И чем вы двое тут занимаетесь? – Хибари неслышно подошел и встал позади них, пряча руки в широкие рукава домашней юкаты.
– Ммм, – промычал Цуна, не сводя глаз от экрана и колотя по кнопкам джойстика. Он лежал на животе, и его рот был занят недоеденным шоколадно-вафельным батончиком. – Игваем. Фа фуфыл пфыфтафку*.
– Цунаёши, – Хибари сердито сощурился. – Ты его балуешь.
Цуна дожевал остаток батончика.
– Я балую себя! Реборн убьет меня, если узнает, что я так и не бросил играть.
– Поэтому ты притащил приставку ко мне домой? – Хибари слегка насмешливо приподнял бровь.
– Да! – последней комбинацией Цуна сразил персонажа Юичи и победно вскинул руку. – И ответ на твой вопрос тоже «да», Кёя. Никто же не узнает.
– Цуна-сан, ты жульничал! – Юичи издал возмущенный вопль. Он отбросил джойстик и нахохлился, сложив руки на груди.
– Вовсе нет, просто я лучший, Юи-кун. Годы опыта! – Цуна сел, потянулся и подмигнул.
– Цунаёши, это не то, чем тебе стоит гордиться, – заметил Хибари, садясь у низкого столика. Юичи устроился напротив, заедая поражение сладкой булочкой. С набитыми щеками, насупленный и надутый, он напоминал сурового хомячка.
Цуна пожал плечами. Втайне, своими игровыми достижениями он гордился куда больше, чем мафиозными.
– Сделаю нам чай, – решил он, поднявшись.
Через полчаса они втроем пили чай со сладостями. Цуна делился с Юичи своими «секретными» комбо, а Хибари сонно щурился на них поверх своей чашки.

*Я купил приставку


12 лет
– Цуна-сан, хватит!
Хибари давно перестал удивляться внезапным визитам Цунаёши.
– Нет! Я не перестану, пока ты не прекратишь дуться.
– Я не дуюсь.
– Дуешься, – Цуна в очередной раз ткнул его в щеку пальцем. Юичи дернулся.
– Загрызу!
– Вылитый Кёя! – улыбка Цуны стала еще шире, и он потянул Юичи за обе щеки.
– Цунаёши, только не говори, что ты всегда хотел проделать то же со мной, и теперь отыгрываешься на моем сыне?
– Папа! Ты дома.
Юичи обрадовался: понадеялся, что Цуна отвлечется на родителя. Хибари кивнул сыну. Цуна отпустил Юичи и обернулся:
– Конечно, нет! – возмутился он. – Хотя…
Цуна замолчал и пристально уставился на Хибари, в задумчивости потирая подбородок.
– Может быть, неосознанно, где-то в глубине души… Так вот чего мне не хватало все эти годы! Могу я попробовать сейчас? – он снова заулыбался и потянулся к Хибари обеими руками, растопырив пальцы.
– Попробуй, – тонфы возникли в руках Хибари буквально из ниоткуда, он хищно усмехнулся. – Если до этого я не загрызу тебя до смерти.
– Бросаешь мне вызов? Согласен, – Цуна замер, примериваясь кинуться.
– Эй-эй-эй! Вы оба, только не в доме! Цуна-сан! Па-ап!
Негодующего Юичи проигнорировали оба, и он сдался. Бесполезно, опять все разнесут.
Юичи вздохнул, потирая покрасневшие ноющие щеки, и опять повысил голос:
– Я к Кусакабе, поужинаю у него!
Пока он переодевался в своей комнате, пару раз что-то грохнуло об стену, один раз упало, и еще что-то с дребезгом разбилось.
– Я пошел, – позвал он от порога.
– Счастливого пути, – донесся голос слегка запыхавшегося Цуны.
– Хн, – односложно отозвался Хибари. Жахнуло особенно громко. – Вао.
Закрывая за собой дверь, Юичи подумал, что сегодня лучше переночевать в доме Кусакабе.


12 лет
Большой пушистый рыжий кот с перевязанной лапой вспрыгнул Хибари на колени и начал тереться о его грудь. Потоптавшись немного, кот улегся, свернувшись клубком, и замурчал. Хибари рассеянно почесал его за ухом.
Юичи, наблюдавший за ними с кресла, надулся и затем уставился в мангу, делая вид, что ему совершенно все равно. Его руки и лицо были залеплены пластырями – недавно подобранный раненый кот не подпускал Юичи к себе, шипел и царапался. И он был не первым.
Юичи боялись животные. При виде него любая зверушка бросалась либо в бега, либо в атаку. Единственными, кто относился к нему миролюбиво, были животные из коробочек Хранителей Цуны и Хиберд. Слабое утешение – Юичи хотел завести собственного питомца. Но, видно, не судьба.
Он углубился в чтение, пытаясь отвлечься мангой и не смотреть на кота, ластящегося к его отцу. Он даже увлекся и когда оторвался посмотреть на часы, было уже довольно поздно. Хибари ушел, и на диване остался только дрыхнущий кверху пузом кот.
– Пап, а где Цуна-сан? Разве он не собирался остаться у нас на все выходные? – сунувшись в кабинет, спросил он.
– Не знаю. Утром он сказал, что у него дела, и ушел. – Хибари просматривал в ноутбуке какие-то документы.
– Ясно, – разочарованно вздохнул Юичи.
По давно заведенной традиции, когда Цуна гостил у них, то, в благодарность за гостеприимство, готовил только он.
Очень хотелось есть.

Прошло еще полтора часа, прежде чем Юичи из своей комнаты услышал:
– Я вернулся. Юи-кун, иди сюда!
Цуна был в гостиной, и выглядел помятым: джинсы и куртка грязные, в пятнах зелени, на щеке царапина, волосы взъерошены больше обычного, с застрявшими в них листьями и мелким мусором, непонятная коробка в руках. И выглядел он чем-то невероятно довольным.
– Я наконец-то нашел! – объявил он гордо. Хибари, который вышел посмотреть, в чем дело, приподнял бровь.
– Что именно, Цунаёши?
– Его! – Цуна продемонстрировал коробку. Там зашуршали. Цуна подозвал Юичи к себе и, улыбаясь, показал, что внутри.
Ежик! Это был настоящий еж, шевелящий чутким влажным носом, поблескивающий черными бусинками глаз, колючий и пыхтящий. Юичи машинально потянулся погладить его, но затем отдернул руку.
– Не волнуйся, этот не укусит, – подбодрил Цуна. Юичи посмотрел на него с сомнением, но все-таки осторожно сунул руку в коробку. Еж понюхал ее, и только. Осмелев, Юичи запустил в коробку вторую руку, и поднял ежа. Тот не попытался вырваться. Не попробовал укусить. Похоже, он был вовсе не против, что его держат, и чувствовал себя в ладонях Юичи вполне уютно. Невероятно.
– Я оббегал весь лес вокруг Намимори, пока искал самого смирного. Он идеально тебе подходит, Юи-кун, – Цуна поставил коробку на стол. – Заботься о нем хорошо.
Юичи кивнул, почти не слушая. Теперь у него есть свой собственный питомец!
– Цунаёши.
– Кёя? Ох, сегодня я не успел ничего приготовить. Соорудить что-нибудь по-быстрому?
– Иди прими ванну и переоденься. Я велю Кусакабе привезти нам что-нибудь из «Такесуши».


14 лет
– Ямамото Такеши, – Хибари кивнул в знак приветствия. – Не видел Юичи?
– Хибари! Давно мы не пересекались, – Ямамото приветственно поднял руку. – Юичи? Должен быть с Цуной, в студии в левом крыле. Реборн что-то говорил об уроках итальянского.
– Понятно. – Хибари развернулся к лестнице.
– Хэй, если они закончили, то передай Юичи – пусть приходит потренироваться, сегодня я свободен.
– Хорошо. До встречи.
– Пока, Хибари.

Хибари действительно нашел своего сына и Цунаёши в студии. Сладко спящими на двух диванчиках, в одинаковых позах: руки уютно сложены на животах, лица прикрыты развернутыми книгами. Журнальный столик между диванчиками был завален учебниками, словарями, конспектами и письменными принадлежностями.
Хибари посмотрел на одного, на второго, раздраженно выдохнул. Сев в кресло, закинул ногу на ногу и взял со стола тетрадь, исписанную упражнениями. Пробежался глазами по строчкам.
– Хмм.
Слишком много ошибок. «Цунаёши, твои уроки явно недостаточно хороши для моего сына. Я загрызу тебя, когда проснешься».


14 лет
– Травоядные. Всех, кто толпится и нарушает покой в Намимори – загрызу.
Цуна поперхнулся соком и закашлялся. Школьник в черном гакуране с красной повязкой Дисциплинарного комитета на левом рукаве опустил тонфы.
– Ну как?
– Юи-кун, ты нашел старую школьную форму Кёи?
– И тонфы, – кивнул Юичи. Цуна сощурился, что-то прикидывая. Хибари-младшего он узнал только благодаря гипер-интуиции, иначе решил бы, что Хибари из прошлого попал сюда с помощью базуки. Цуна расплылся в подозрительно довольной улыбке.
– Как тебе идея разыграть моих Хранителей?
Ответная улыбка Юичи была какой угодно, только не доброй и светлой. «Вылитый Кёя, – с ностальгией подумал Цуна. – Проверим, поведутся ли остальные».


15 лет
– Хи… Хибари-сан?
– Савада Цунаёши.
Хибари даже не моргнул, когда кухню заволокло густым дымом. Сделав глоток кофе, он продолжил читать что-то на планшете. Впрочем, он оторвался на секунду, чтобы указать Цуне из прошлого на маленькую проблему.
– Если ты ничего не сделаешь, то завтрак сгорит.
– Что? Завтрак?! Взрослый я готовил? Но, но… я совершенно не умею готовить! Хибари-сан! Что мне делать?! – Цуна запаниковал.
– Успокойся. Просто убавь огонь, – посоветовал Хибари. Цуна послушался и неловко повернул выключатель. На несколько секунд повисла неуютная тишина. Мысли Цуны неслись вскачь. «Я не узнаю это место. Интересно, где я? Почему здесь Хибари-сан? Почему завтрак делаю я?!» Поток вопросов без ответов оборвался, когда в коридоре за дверями послышался топот.
– Цуна-сан!
Цуна, вскрикнув от удивления, шарахнулся в сторону от ворвавшегося на кухню подростка. И потерял дар речи, когда разглядел его.
– Хибари-сан и Хибари-сан? – это было слишком для Цуны. Почему их двое?
– Э? Папа, это?..
– Савада Цунаёши из двадцатилетнего прошлого. – Хибари наконец отложил свой планшет в сторону и наблюдал за обоими, положив подбородок на сплетенные пальцы. Судя по блеску в глазах, ситуация его весьма забавляла. – Похоже, кто-то опять испортил базуку.
– Цуна-сан из двадцатилетнего прошлого? – Хибари-младший внезапно улыбнулся. «Страшно!» – завопил внутренний голос Цуны. – Вао! Ниже меня на целую голову. Я хочу фото на память!
Цуна, в легком ступоре от такого напора и шокирующей информации («У Хибари-сана есть сын?!») даже не сопротивлялся, когда его притянули поближе, чтобы влез в кадр. Сработала вспышка на телефоне, и тут же все опять заволокло дымом. Перед тем как провалиться в пространственно-временной тоннель, Цуна услышал явный смешок. «Хибари-сан смеется? Мне, наверное, померещилось».

За завтраком Юичи продемонстрировал Цуне фото.
– Ох! Припоминаю, – кивнул Цуна. – Когда я вернулся, рядом взорвалась одна из гранат Ламбо, меня отбросило в стену, и я отключился. Позже подумал, что мне все привиделось, и выкинул тот случай из головы. У меня правда было такое смешное лицо?
– Это твое обычное лицо, – невозмутимо вставил Хибари. Цуна демонстративно проигнорировал его, перекидывая фото на свой телефон. Зато теперь Цуна знал, что двадцать лет назад ему не показалось: он слышал смех Хибари.


15 лет
Было пять утра, светало.
– Ю-и-чи! Вы-хо-ди-и! – слаженно скандировали за воротами на два голоса.
Через пять минут громких криков ворота приоткрылись, но вышел оттуда не тот, кого звали.
– Экстремально доброго утра, Хибари! – помахал Рёхей, сияя как начищенный пятак. Хибари просверлил его недобрым взглядом.
– Ты прервал мой сон. За нарушение покоя на улицах Намимори я загрызу тебя.
– Спарринг для разогрева? Отличная идея!
– Нет, только не снова! Как же наша пробежка, папа? – девочка с коротко стрижеными, выгоревшими до белизны волосами, ткнула его кулаком в спину.
– Точно! Прости, Аки. Давай устроим спарринг позже, Хибари!
Хибари не успел ответить – мимо него на улицу протиснулся Юичи.
– Дядя Рёхей, Аки! Утра, – помахал он.
– Утра, Юичи! – хором ответили отец и дочь.
– Давайте начнем наш забег! – Рёхей высоко вскинул сжатый кулак. – Десять кругов по Намимори!
Дети поддержали его дружным «Да-а!». Хибари пренебрежительно фыркнул.
– Если не вернешься к семи – опоздаешь к завтраку, – предупредил он сына.
– Ладно!
Когда Рёхей дал отмашку, они побежали.
Хибари сразу же развернулся и скрылся за воротами, затворив их за собой.

Цуна, раскинувшись на футоне в гостевой комнате, спал без задних ног, никем и ничем не потревоженный. Стол у окна был завален документами, которые он явно разбирал до поздней ночи. Хибари сложил и убрал в футляр забытые очки для чтения.
Подошел и встал над спящим. Подумав, решил не трогать его до шести.
– Надеюсь, он успеет приготовить завтрак за час. Иначе…
В конце концов, Хибари никогда ничего не делал даром.


Бонус
13 фактов о Хибари Юичи
- Юичи пятнадцать, он на последнем году обучения в средней Нами. Капитан команды по бейсболу.
- Цуне было 22, а Хибари 23, когда появился Юичи.
- Чибибари буквально значит мини-Хибари.
- Когда Хибари и остальных нет, за Юичи присматривает Кусакабе. Хотя Юичи и сам может за собой присмотреть.
- Иногда на родительские дни вместо Хибари приходит Цуна, иногда – Ямамото.
- Ямамото подсадил Юичи на бейсбол. Юичи играет в команде Намимори и хочет выиграть национальные соревнования.
- Всех хранителей, кроме Мукуро, Юичи называет дядями, и иногда упоминает о них. Знакомые и друзья удивляются, откуда у него столько дядь. Недолюбливает Мукуро, больше всех ему нравятся Рёхей, Ямамото и Цуна. Ямамото и Рёхей помогают ему в тренировках, а Цуне он жалуется на трудности учебы, потому что не любит учиться (хотя умный), а Кёя хочет от него оценок хотя бы выше среднего. Цуна благодарный слушатель в этом плане.
- Юичи любит дремать на деревьях.
- Дисциплинарным комитетом Намимори заведует сын Кусакабе. Они дружат, но Юичи больше интересен спорт. Иногда он дерется с хулиганами, если они нарушают дисциплину. Комитет его прикрывает, чтобы у него не было неприятностей в школе и клубе.
- Аки – дочь Рёхея и Ханы. Занимается боксом, 12 лет, первогодка в средней Нами. Юичи часто бегает по утрам вместе с ней и Рёхеем.
- У Цуны на телефоне полно фотографий Юичи, и он часто листает их во время особо скучных встреч с мафиози.
- Хибари пропускает любые встречи, если у Юичи игра в тот же день.
- Цуна тоже часто приходит болеть за команду, и иногда к ним присоединяются остальные.

Юичи

@темы: 1827, Рёхей, Репорно, Хибари, Цуна, джен, драббл, фанфик, юмор