16:59 

Аме 2.0
Listen to your heart, listen to the rain, listen to the voices in your brain.
Название: Такой удивительный и загадочный Хибари Кёя
Автор: Аме 2.0
Жанр: юмор, стеб
Рейтинг: PG-13
Персонажи: Хибари, Цуна (1827), Реборн
Дисклеймер: не мое и не надо
Саммари: АУ-драбблы, в которых Хибари – не совсем канонный Хибари. Иногда совсем неканонный. Легкое 1827
Размещение: с моего разрешения
Размер: 2588 слов
Статус: завершен
Предупреждения: ООС, недодерти-толк

Демонический
– Глупый Цуна, что ты делаешь?
– Реборн? Тсс, а то он проснется! – зашипел Цуна, замерев и покосившись на дремлющего Хибари. Реборн замолчал, но только потому, что ему стало действительно интересно, что происходит. После нескольких долгих секунд нервной и напряженной тишины Цуна чуть расслабился и продолжил ползти вокруг Хибари. Он что-то рисовал крошащимся мелом на покрытии крыши, поминутно сверяясь с загадочной брошюркой. Наконец Цуна завершил окружность из странных символов, поспешно вскочил и отошел. Реборн с любопытством наклонил голову, разглядывая плоды его трудов.
– Ну так что, зачем это все?
Цуна смотрел на Хибари с не меньшим, хотя несколько нездоровым любопытством, смешанным с опасливым ожиданием.
– У меня есть теория... – Цуна нервно почесал в затылке грязной от мела рукой и понизил голос, – ...что Хибари-сан демон. В самом прямом смысле! Аха-ха, ха-ха.
Неловкий смех быстро затих. Реборн моргнул и посмотрел на своего ученика с некоторым сожалением. "Наверное, не надо было вчера бить его молотком по голове так сильно. И сегодня утром не стоило. И час назад тоже… Хм-м, может, вызвать Шамала?". Он отвлекся от своих мыслей, когда заметил шевеление со стороны спящего. Медленно сев, Хибари потянулся и зевнул, а секунду спустя уже пристально смотрел на Реборна с хищной ухмылкой. Цуна, крепко прижимая к животу брошюрку «Все о Демонах: поимка, удержание, подчинение» (он одолжил ее в оккультном клубе через Гокудеру), разумно не подавал признаков жизни, зато смотрел во все глаза.
Хибари встал, сжимая тонфы.
– Сразись со мной, малы… – метнувшийся было вперед Хибари с разбега врезался в невидимый барьер, и его отбросило назад. Реборн моргнул. Хибари, сидящий на бетоне, тоже. Он заметил меловый рисунок и заметно нахмурился.
– Я так и знал! – внезапный вопль Цуны привлек к нему внимание. Цуна зажал себе рот обеими руками, выронив пособие по демонам, но было поздно.
– Савада Цунаёши, – глаза Хибари недобро сузились. Реборн посмотрел на него, снова на Цуну. Довольно улыбнулся.

– Глупый Цуна, тебе ведь придется выпустить его оттуда. И что ты тогда будешь делать?
– Эээ?! Я... я совсем не подумал об этом! Реборн, что мне?..
Но Реборна не было рядом, он уже парил на Леонодельтоплане высоко в небе, постепенно удаляясь от школьной крыши.
– Разберись с этим сам, как и положено боссу мафии, – донесся с высоты его голос. Цуна затылком ощутил тяжелый сверлящий взгляд Хибари, но оборачиваться не спешил. Интуиция Вонголы шептала, что скоро будет больно. "Почему ты раньше молчала?!!" – мысленно возмутился Цуна. Никто ему не ответил, и он, тяжело сглотнув напоследок, наконец развернулся навстречу року.
***

Домой Цуна вернулся помятым, но, как ни странно, без единого синяка.
– Цу-кун, на тебя опять напали собаки? – Нана всплеснула руками, углядев следы укусов на его запястьях и голой шее. Цуна, который, слегка пошатываясь, плелся к себе в комнату, остановился, посмотрел на нее невидящими глазами, кивнул и молча побрел дальше, будто в легком трансе.
"Ах? А разве это не отпечатки человеческих зубов? Да нет, не может быть, мне точно показалось", – Нана просто отмахнулась от странных мыслей и вернулась к готовке, тихонько мурлыча что-то мелодичное.

Демонический-2
Цуна совсем не хотел участвовать в испытании на храбрость, которое его класс решил провести ночью прямо в школе, но Реборн просто пинком выкинул его из дома, сказав, что босс мафии никогда не игнорирует брошенные ему вызовы. Цуна попытался было напомнить, что вовсе не собирается становиться боссом мафии, но договаривал уже в закрытую дверь, которую Реборн захлопнул прямо перед его носом.
Сейчас Цуна тащился в хвосте маленькой толпы, бродящей по школьным коридорам в темноте, и шумно вздыхал. Даже Гокудеры и Ямамото не было с ним, потому что, цитируя Реборна, «Это испытание только для босса». Цуна вспомнил, как Гокудера громко и с энтузиазмом желал ему удачи по телефону, уверяя, что его обожаемый Десятый способен справиться с чем угодно, и в очередной раз вздохнул. Пока что было скучно и совсем не страшно.
– Говорят, ночами здесь бродит злой дух, – раздался вдруг чей-то громкий шепот.
– Ерунда! Это все байки! Никаких злых сил не бывает, – вразнобой ответили несколько голосов с разных сторон. С последним утверждением Цуна был согласен. За одним исключением.
– Кроме Реборна, – пробормотал он себе под нос. Вот уж кто зло в чистом виде.
– Бесполезный Цуна, это ты? Что ты там бормочешь? – спросил кто-то из одноклассников.
– Я говорю, я знаю заклинание призыва демона, которое работает! – Цуна сам не знал, зачем он это ляпнул, но было поздно: весь класс дружно остановился, его окружили и подняли галдеж.
– Врешь!
– Докажи!
– Быть такого не может!
– Давайте попробуем!
В этом шуме поначалу никто не услышал, как летающая над их головами маленькая желтая птичка тонко запела «Ми-идори танабику Намимори но-о!». Никто, кроме Цуны, который, судорожно сглотнув, прошептал «А вот и оно».
– Что за?.. – наконец заметил птичку кто-то. Все замолчали. Писклявый голосок эхом разносился по коридорам. Вдруг птичка замолчала и полетела вперед, туда, где коридор делал поворот к лестнице. Оттуда доносился четкий и ясный звук шагов. Все застыли, теснясь как можно ближе друг к другу.
Из-за поворота вынырнул силуэт.
– Толпитесь ночью в школе, травоядные? – вкрадчиво спросил до жути знакомый голос. Все застыли, потеряв дар речи, но через секунду, издав дружный вопль ужаса, развернулись и наперегонки понеслись к выходу.
Цуна, прижавшись к стенке, спасся от участи быть затоптанным перепуганной толпой, и теперь вполуха прислушивался к удаляющемуся топоту ног, не отводя взгляда от темного силуэта с парой светящихся в темноте глаз.
– Я же говорил, – обратился он к Хиберду, когда все стихло. – И каждый раз срабатывает без осечки.
Птичка, удобно устроившаяся на его голове, гордо чирикнула.
– Савада Цунаёши.
– Д-доброй ночи, Хибари-сан.
Светящиеся глаза внезапно оказались очень близко к нему. Слишком близко. Они смотрели на него сверху вниз. Цуна сглотнул. Хибари улыбался в темноте, и Цуна понятия не имел, откуда знает об этом. Пока Цуна раздумывал над этим загадочным вопросом, расстояние между ним и Хибари исчезло совсем.
– Загрызу, – насмешливым шепотом пообещали ему на ухо, взяли за пояс и подтянули поближе.
– А? Что? Нет, Хибари-сан! Пожалуйста, не надо снова меня куса… Иииии!

Волшебный
– Реборн, сейчас время обеда, зачем мы идем на школьную крышу? Реборн?..
Цуне не ответили. Реборн, перепрыгнув последние несколько ступенек, остановился перед закрытой дверью и обернулся. Он улыбнулся, и у Цуны поползли мурашки по спине – довольный Реборн не сулил ничего хорошего.
– Мне прислали новую пулю, и я хочу испытать ее.
Не дожидаясь реакции на свои слова, младенец-киллер пинком распахнул дверь и выпрыгнул наружу. Цуна застыл в нерешительности, подумывая о побеге. Ему совсем не хотелось в очередной раз становиться жертвой экспериментов Реборна.
– Малыш? Тебе что-то нужно? – услышав голос Хибари, Цуна еще сильнее захотел убежать куда подальше. Он медленно отступил на шаг назад.
– Чаос, Хибари.
Бахнуло. Цуна подпрыгнул на месте от неожиданности – это точно был выстрел. Реборн подстрелил Хибари?
– Хибари-сан! – Цуна почти выпал из дверей второпях. – Реборн, ты что творишь?!
Хибари лежал на крыше с маленькой аккуратной дырой во лбу.
– Ты вовремя, Цуна. Посмотрим, каким будет эффект, – Реборн откуда-то раздобыл маленький стульчик и ведро попкорна. У Цуны подкосились ноги, и он осел на землю.
Хибари тем временем моргнул. Дыра от пули исчезла, вместо нее на его лбу загорелось фиолетовое облачное Пламя. Хибари внезапно вскочил на ноги.
– Намимори, дай мне силы! – выкрикнул он, воздев правую руку вверх.
Цуна, раскачивающийся взад-вперед и бормочущий что-то нечленораздельное себе под нос, вцепившись в свои волосы, замер и уставился на него.
– Реборн, а что это была за пуля? – с подозрением спросил он, не отрывая глаз от Хибари. Который тем временем совсем скрылся в сгустке фиолетового пламени, так что виден был только кружащийся в воздухе силуэт.
– Сейлор-пуля, – невозмутимо ответил Реборн, отправил в рот горсть попкорна и через трубочку всосал колы из закрытого стаканчика. Цуна в ужасе застонал.
Пламя наконец рассеялось, и Цуна подумал, что лучше бы он убежал.
Хибари встал в модельную позу, щелкнув каблуками высоких фиолетовых сапог. Пафосно всколыхнулись на ветру короткая черная мини-юбка, пиджак на его плечах и красно-желтый бант на груди, подозрительно напоминающий повязку Дисциплинарного комитета.
– Я прекрасный воин в гакуране и матроске, Сейлор Намимори! Я несу возмездие во имя дисциплины!
Цуна смотрел молча, просто не зная, как реагировать. Реборн стрекотал видеокамерой. Хибари вдруг буквально из воздуха извлек тонфы. На каждой был кокетливый бантик.
– Мои жезлы любви очистят эту школу от зла!
Когда Хибари развернулся к сетке, ограждающей крышу, Цуна ожил.
– Хибари-сан!
На него бросили убийственный взгляд через плечо и поправили:
– Хибари-химе.
Хибари снова повернулся к сетке, явно собираясь перескочить через нее и сигануть вниз во двор, где было полно учеников. Чтобы нести возмездие, очевидно.
– Хибари-са… Хибари-химе! – вскочивший Цуна успел поймать его за пояс перед прыжком. – Пожалуйста, хотя бы наденьте штаны!
Хибари рвался вперед, Цуна упрямо пытался оттащить его от ограды. Хибари был выше и сильнее, но Цуна не сдавался. Вдруг Хибари застыл, наморщил нос… И оглушительно чихнул.
Вылетевшая пуля, подскакивая, покатилась по крыше и замерла.
– Пять минут прошло, – объявил Реборн, про которого Цуна успел забыть. Почувствовав темную ауру и недобрый взгляд на себе, Цуна сглотнул и глянул вверх, в лицо Хибари. Тот явно пришел в себя, только вот сейлор-костюмчик никуда не делся. Цуна медленно разжал руки, поднял их перед собой примирительно и начал отступать.
– Загрызу.
«Но я же ничего не сделал!», – мысленно возопил Цуна, но вслух ничего не сказал: знал, что бесполезно. Реборн, как всегда, испарился, оставив расхлебывать заваренную им кашу.
– Хорошо-хорошо. Только, может, сначала все-таки наденете штаны?..
От брошенной в него тонфы Цуна чудом увернулся.

Охотящийся
Цуна сидел за столом над раскрытой тетрадью с неоконченным домашним заданием, подпирая голову руками. Он провел в этой позе не меньше получаса, с тоской глядя на нерешенную задачу. Лень Цуны подговаривала его сдаться и просто списать завтра у Гокудеры. Здравый смысл и инстинкт выживания напоминали, что если он так сделает, то ему влетит от Реборна. Глубоко вздохнув, Цуна оторвал взгляд от непонятных формул и посмотрел в окно. Моргнул.
– Это же… Хибари-сан? – рассеяно пробормотал он себе под нос и продолжил наблюдать.
Хибари, явно чувствующий себя как дома даже на чужом заднем дворе, вертел головой во все стороны, что-то высматривая. Определившись, кивнул себе и отошел к участку стены, скрытому от Цуны кронами деревьев и кустами. Скоро он вернулся оттуда, держа на одном плече лопату, другой рукой с легкостью таща за собой… тело?! До утомленного Цуны наконец дошло, что происходит. Он подскочил, бросился к окну, распахну его, свесился наружу и возмущенно закричал:
– Хибари-са-ан! Хватит закапывать трупы на моей лужайке!
Да, это был не первый раз, когда Хибари притаскивал тела и зарывал их прямо под окнами Цуны. Как-то раз Цуна споткнулся о руку, торчащую из земли у кустов жасмина. Странно, что от его высокого звенящего вопля в доме не полопались стекла. Цуна много раз просил Хибари прекратить – не помогло. Он не понимал, почему в кладбище превращают двор именно его дома, и почему Хибари каждый раз обижается на просьбы найти другое место. Когда Цуна пожаловался об этом Реборну, то получил загадочный ответ:
– Это подарки, глупый Цуна.
Цуне пришлось спуститься и долго уговаривать дующегося Хибари убрать все с глаз долой, пока не заметила Нана. На тело он старательно не смотрел, только один раз не сдержался и бросил короткий взгляд. Лицо показалось ему знакомым, но Цуна убедил себя, что именно показалось. Так спокойнее.
Крайне недовольный, Хибари наконец поддался и позвонил Кусакабе. Цуна, на радостях, ляпнул, не подумав:
– Хотите чаю, Хибари-сан?
Хибари, стоявший к нему вполоборота, повернул голову, посмотрел сверху вниз, и к изумлению Цуны, кивнул.

Хибари, с чашкой зеленого чая, поедающий приготовленные Наной сладости, выглядел весьма умиротворенным. Цуна про себя вздохнул с облегчением: казалось бы, с чего ему чувствовать себя виноватым, но он чувствовал. Потому что чуть раньше Хибари смотрел на него с таким видом, будто Цуна смертельно оскорблял его своим нежеланием мириться с чужими странными прихотями.
– Спасибо за угощение.
Моргнув, Цуна понял, что задумался и не заметил, что Хибари допил свой чай.
– Не за что.
Хибари уже поднялся, когда Цуна нерешительно кашлянул.
– Если хотите, заходите еще. Только больше никаких тел. Пожалуйста?..
Хибари хмыкнул, бросил на него взгляд, в котором явно читалось «Ничего не обещаю», и выскользнул в окно. Когда Цуна подошел посмотреть, во дворе не было ни тела, ни лопаты: там явно успели побывать члены дисциплинарного комитета. Хибари тоже исчез.
Цуна опять подумал, что где-то уже видел тело. Некстати вспомнилось, что давно он не попадался банде старшеклассников-хулиганов, терроризировавших многих учеников средней Намимори. А ведь раньше Цуна частенько становился одной из их жертв. Ходили слухи, что с некоторых пор члены банды начали пропадать один за другим. Неважно. Цуна почесал нос, закрыл окно и вернулся за стол – его все еще ждала задачка по алгебре.

Пьяный
– Где Хибари?! Я привез отличное вино и хочу экстремально выпить с ним по-мужски!
– Сасагава-семпай, давно не виделись! Хибари у себя. Но разве ты не знаешь, что Цуна запретил его спаивать?
– Савада запретил? Почему?
– Ты не помнишь, семпай? В прошлый раз, когда Хибари напился...
– Сасагавы не было с нами в тот раз, идиот.
– А-ха-ха, точно. Я и забыл.
– Так что случилось?
– Забавная была история. Кажется, он с пьяных глаз принял Цуну за кролика, силой усадил к себе на колени и отказывался отпускать. Пытался кормить его с рук и гладить. Цуна, конечно, был не рад, еле отбился и хотел поскорее убраться подальше, но Хибари все не отставал и чуть не схватил его снова. Цуна вышел из себя и вмазал ему. Ногой в лицо. Правда, Хибари это только умилило. Он сказал что-то вроде "Маленький зверек пытается атаковать меня своими маленькими задними лапками?", – и при этом улыбался, хотя крови было столько, что ему закапало всю рубашку.
– Ненормальный ублюдок! Жаль, Десятый только повредил ему нос. Лучше бы сломал.
– Да ладно тебе, Гокудера! Так вот, он все-таки поймал Цуну и, эмм, укусил его за щеку. У Цуны сделалось такое лицо... как будто ему вдруг захотелось убивать. Но тут Хибари отрубился. Прямо так, почти повиснув на Цуне. Которому пришлось тащить его в спальню, потому что Хибари не отпускал. Цуна потом еще жаловался, что для кого-то, кто выглядит таким худосочным, Хибари слишком тяжелый, ха-ха. На следующее утро Хибари ни черта не помнил, и был не рад, что кто-то разбил ему лицо. После всего этого Цуна и запретил давать ему алкоголь.
– И правильно сделал. Решения Десятого безупречны.
– Я экстремально так и не понял, почему Хибари нельзя пить! И с кем теперь пить мне?
– Я могу присоединиться, семпай!
– ...Я, пожалуй, с вами. Мне надо расслабиться: воспоминания о том ужасном случае вызывают у меня стресс.
– Экстремально идем!

Не вовремя звонящий
Легкий гул голосов в зале совещаний затих, когда у Вонголы Десятого зазвонил телефон. Десятый, до того терпеливо ждущий, пока главы союзных семей обсудят его предложение между собой, прекратил постукивать ручкой по столу и посмотрел на экран смартфона. Наблюдавшие заметили, как он слегка нахмурился. Помедлив, Десятый все же ответил на звонок.
– Кёя? Тебе что-то нужно? – пауза, чтобы выслушать ответ. Десятый сердито нахмурился. – Что, прямо сейчас? Я зан…
Похоже, человек на другом конце проигнорировал отказ. Десятый раздраженно выдохнул.
– Хорошо, если ты настаиваешь.
Он откинулся в кресле, устроившись поудобнее, прикрыл глаза. Сидящие за столом украдкой недоуменно переглядывались друг с другом. Десятый откашлялся.
– Ты слушаешь? – неожиданно низким, с хрипотцой, голосом, спросил он. – Ммм. Представь. Наше обычное место, открытое пространство, солнечно и тихо. Мы одни… Я медленно натягиваю свои боевые перчатки.
В зале повисла мертвая тишина, все уставились на Десятого. Тот, не обращая внимания, продолжил:
– Ты уже готов к атаке, твои длинные, твердые тонфы блестят на солнце.
Одной рукой он прижимал к уху смартфон, указательным пальцем другой неторопливо водил по столешнице. Вперед-назад, вперед-назад. Никто не мог отвести глаз, кто-то судорожно сглотнул.
Десятый сделал паузу, выслушивая ответ.
– Когда ты атакуешь, я вхожу в гипер-режим. Уклоняюсь от одной тонфы, ловлю вторую в захват. Мое тело дрожит от силы удара.
Еще пауза.
– Я отпрыгиваю назад и готовлюсь напасть. Я собираюсь выбить из тебя все дерьмо, и… – Десятый неожиданно сел прямо и резко повысил голос. – Именно это я и сделаю, когда ты вернешься! Кёя, сколько раз я просил не мешать, когда у меня встреча с союзными семьями?! Потом поговорим.
Он сбросил звонок и почти швырнул смартфон на стол. Все присутствующие нервно вздрогнули. Десятый наконец обратил на них внимание. Поставив локти на стол и сцепив пальцы в замок, он недобро сощурился.
– Что-то не так?
– Н-нет. Мы… Мы ничего не слышали! – подал голос какой-то храбрец. Все поспешно согласно закивали.
– Отлично, – Десятый расслабленно улыбнулся. – Продолжим, господа.

@темы: Реборн, Рёхей, Гокудера, TYL!, 1827, Репорно, Хибари, Цуна, Ямамото, джен, драббл, преслэш, стёб, фанфик, юмор

URL
   

Кладовка фиков

главная