01:03 

Аме 2.0
Listen to your heart, listen to the rain, listen to the voices in your brain.
Название: Ночные гости
Автор: Аме 2.0
Жанр: юмор
Рейтинг: G
Персонажи: Хибарин, Цуна (1827 намеками), Алауди, Фон. Ямамото (в бонусах). Нана упоминается
Дисклеймер: не мое и не надо
Саммари: Если гости ходят к кому-то по ночам, то они точно незваные. Или история о том, как Цуну однажды посетил голодный Хибарин.
Размещение: с моего разрешения
Размер: 3108 слов
Статус: завершен
Предупреждения: ООС, вампир!АУ
От автора: Ямамото все еще тролль

Цуна крепко спал, обнимая подушку, но что-то вдруг побеспокоило его. Он проснулся. Завозился и сел, отпихнув подушку к стене.
– Что?.. – сонно промямлил он, потирая заспанные глаза. В окно светила полная луна, в комнате было довольно светло. И никого. А ведь Цуне показалось, что кто-то позвал его. Если подумать, то это было похоже на его внутренний голос. Тот самый, который изредка предупреждал Цуну о разных опасностях. Цуна недоуменно нахмурился и оглядел комнату еще раз. Вроде бы все в порядке, и в доме тихо. Пожав плечами, он лег и натянул одеяло повыше, потому что от открытого окна тянуло холодком.
Постойте-ка.
Цуна резко сел и вытаращился на окно. Открытое окно, которое точно закрыл перед сном. Отодвинутая штора слегка шевелилась от сквозняка. Цуна похолодел. Кто-то влез в его окно, и… И что? Прячется в комнате? Вышел и бродит по дому?
Чей-то раздраженный выдох заставил Цуну в страхе шарахнуться назад, так, что он сильно ударился о стену плечом.
– Ай-ай-ай! – от боли Цуна на секунду даже забыл об опасности. Ровно до того момента, как кто-то фыркнул и произнес:
– Жалкий смертный, – тонким детским голоском.
– Э?! – Цуна, повернувшись туда, откуда шел голос, наконец увидел своего ночного посетителя. Неудивительно, что он не заметил его раньше – темная макушка едва возвышалась над кроватью.
– Ре-ребенок?
Цуна подполз ближе к краю, чтобы убедиться.
Это был мальчик, лет четырех, темноволосый, с круглым лицом и недовольно сощуренными глазами. Он стоял, положив руки на кровать, и спокойно смотрел на Цуну, пока тот разглядывал его.
– Ты потерялся? – спросил Цуна, нервничая. Он сомневался, что такой маленький ребенок мог влезть через окно. Может быть, мама не заперла входную дверь, и он забрел к ним по ошибке? И зачем-то открыл окно. Цуна постарался успокоиться – это всего лишь ребенок! – Ты знаешь, где твои родители?
Мальчик посмотрел на него снисходительно. Он явно не воспринимал Цуну всерьез, что было обидно. «Даже дети считают меня никчемным…».
– Я не потерялся. Я пришел сюда, чтобы выпить всю твою кровь. Я вампир, – невозмутимо объяснил он.
Цуна моргнул несколько раз. Потом неловко засмеялся.
– Интересная игра. Ты даже одет как вампир, – заметил он.
И правда, на мальчике был плащ до пола с высоким воротом, классические белая рубашка, черные брючки и весьма старомодный многослойный шейный платок. «Может, в детском саду была постановка?», – подумал Цуна. Тут же спохватился – что он тут сидит? Надо пойти разбудить маму, чтобы она позвонила в полицию – родители наверняка с ног сбились, разыскивая мальчика.
Пока он думал, мальчик вскарабкался на постель. Цуна увидел, что на нем все еще надеты туфли
– Эй, что ты делаешь? Еще и в обуви! – он подхватил ребенка под мышки и поднял его.
– Отпусти меня, смертный! – потребовал маленький наглец, пытаясь его лягнуть. – Как ты смеешь так со мной обращаться! Я сильнейший из вампиров, Хибарин!
– Так тебя зовут Хибарин? Я Цуна. Ты такой холодный. Замерз, да? Надо напоить тебя горячим чаем.
Цуна прижал его к себе, собираясь встать с кровати и пойти в спальню к матери, но маленькие пальцы ухватили его за ворот пижамы, и что-то острое укололо шею.
После недолгой борьбы Цуна оторвал Хибарина от себя.
– Это уже не игра! – возмутился он. – Ты правда меня укусил! Так нельзя.
Хибарин только самодовольно облизнулся. Рот у него был весь в чем-то перепачкан. Цуна, почувствовав внезапное головокружение, опустил его на кровать, чтобы не уронить. Потрогав шею, ощутил липкую влагу. Накатила сонливость, глаза стали закрываться. Уже заваливаясь на бок, он услышал тихий фырк.
***
Просыпаться утром было тяжко. У Цуны болела голова, ему было жарко, и одеяло было каким-то слишком тяжелым. Тяжелым, сопящим ему в шею… живым! Цуна рванулся и скатился с кровати быстрее, чем открыл глаза. И уже сидя на полу, уставился на незнакомца в своей кровати. Который тоже проснулся, приподнялся на локте и с крайне недовольным лицом смотрел на Цуну.
– За то, что посмел разбудить меня, я высосу твою кровь досуха, – пригрозил он.
Звучало очень знакомо. Цуна несколько раз закрыл и открыл рот, и наконец выпалил:
– Ты кто такой? И какого черта забыл в моей комнате?!
Незнакомец сел, спустив ноги на пол. За исключением одеяла, прикрывающего бедра, на нем не было никакой одежды. Цуна, осознав это, ужаснулся еще больше. Незнакомец протяжно зевнул, прикрывая рот ладонью, и только потом удостоил Цуну ответом.
– Я уже называл тебе свое имя. У смертных такая короткая память? Я Хибарин.
– Хибарин? Хибарин был маленький мальчик, – Цуна не собирался вестись на такую явную ложь. Незваный гость, приглаживающий взъерошенные после сна волосы, поморщился от громкости его голоса.
– Это моя вторая форма. Я могу долго не пить кровь, но становлюсь ребенком, чтобы не расходовать силы, – лениво пояснил он. – Выпив твоей крови, я вернулся в свое обычное состояние.
– Хватит нести эту чушь. Вампиров не бывает!
Хибарин не ответил, только коротко и хищно улыбнулся ему, продемонстрировав небольшие, но впечатляющей остроты клыки. Цуна ойкнул и попытался отползти подальше. Вампир поднялся, и одеяло соскользнуло. Цуна так и не узнал, было ли на нем хотя бы нижнее белье, потому что в ту же секунду Хибарин оказался полностью одет. Обычная белая рубашка, темно-серые брюки – его можно было принять за старшеклассника в школьной форме.
Шагнув к Цуне, Хибарин опустился на одно колено рядом с ним.
– Я голоден.
– Что?! Ты не можешь снова пить мою кровь, – да, Цуна был напуган, но не собирался позволять вампиру творить что тому вздумается.
– Могу. Раз ты мой питомец.
Цуна подумал, что ослышался. В ответ на изумление и непонимание в его глазах Хибарин объяснил:
– Ночью я собирался выпить тебя досуха, но у тебя на редкость хорошая кровь. Глупо тратить такую за один раз. Сделав тебя своим питомцем, я смогу пить твою кровь понемногу, все время пока ты живешь. Сколько тебе лет?
– Пятнадцать, – на автомате ответил Цуна, пытаясь переварить услышанное.
– Хн, по меркам смертных ты еще детеныш. Значит, я могу пить тебя довольно долго. Клеймо на тебе я уже оставил, чтобы никто другой не вздумал покушаться на мою собственность.
– Клеймо? Какое еще клеймо?
– На твоей руке.
Цуна посмотрел сначала на левую – там ничего не было, потом на правую – и обнаружил на безымянном пальце кольцо-печатку с миниатюрным изображением птицы. Он немедленно попытался его стянуть. Клеймо, вот еще! Кольцо не поддавалось. Цуна упорствовал, от усердия сдвинув брови и наморщив нос. Хибарин наблюдал с интересом. Кажется, попытки Цуны избавиться от кольца весьма его забавляли.
Несколько минут спустя Цуна сдался, и бросил на вампира полный негодования взгляд. Хибарин довольно улыбнулся и даже потрепал его по голове.
– Завтрак, – напомнил он, взял Цуну за плечи и потянулся к его шее. Цуна уперся руками ему в грудь.
– Сопротивляешься? – судя по зажегшемуся в глазах интересу, вампиру даже нравилось, что его еда такая упрямая. Он опрокинул Цуну на пол и придавил своим весом. Довольно быстро Цуна понял, что, в отличие от Хибарина-ребенка, оторвать от себя взрослого просто так не получится. Цуна зашарил рукой по полу и наткнулся на томик манги, валявшийся там еще с позавчера. И треснул вампира по голове, как раз когда тот уже примеривался к шее. Хибарин замер. Цуна тоже. Хибарин шумно выдохнул и выпрямился. Теперь он выглядел недовольным. А еще голодным и нетерпеливым.
– Непослушный зверек, мне все-таки убить тебя? – похоже, он всерьез размышлял над этим.
Позабытый изначальный страх перед вампиром вернулся с новой силой. Цуна широко открытыми глазами посмотрел на него снизу вверх и зажмурился. Когда в его волосы запустили пальцы, собрали пряди в горсть и потянули, он неохотно повернул голову, открывая шею. Охнул, когда укусили – было больнее, чем мелкими детскими зубами. Но терпимо. Кончилось все быстрее, чем за пять секунд. По ощущениям Цуны, Хибарин выпил всего глоток, не больше.
Прошла минута, другая. Вампир хоть и оторвался от его шеи, но больше не двигался, и Цуна решился открыть глаза, чтобы спросить, когда наконец с него встанут. И едва не завопил от неожиданности – Хибарин был близко. Слишком близко: их носы почти соприкасались.
– Раньше у меня не было человеческих питомцев. Придется тебя дисциплинировать, – его улыбка напугала Цуну как ничто до нее. Хибарин вдруг поднялся и закончил, зевая:
– Займусь этим, когда заберу тебя к себе.
Сытым его, похоже, клонило в сон, потому что он забрался в постель и, опять раздетый, завернулся в одеяло по самый нос.
Цуна, кое-как поднявшись, на дрожащих ногах добрел до кровати и рухнул на край.
– Подожди! Ты не можешь забрать меня к себе. Здесь мой дом. И мама! Хибарин! Хибарин? Ты что, собираешься просто заснуть после всего, что тут наговорил?! – Цуна упрямо тряс его за плечо, пока тот не отреагировал: подняв край одеяла, просто втащил под него и перевернулся на бок, зажав Цуну между собой и стеной.
– Лежи смирно, зверек. Я буду спать до вечера, разбудишь – укушу.
Цуна еще немного потрепыхался, протестуя, но Хибарин пресек его попытки поговорить, сдавив посильнее, и ослабил хватку только когда Цуна умолк.
Лежа носом в стену, слушая ровное дыхание над ухом и разглядывая неровности на краске, Цуна мрачно размышлял о том, что ждет его в будущем. Явно ничего хорошего, подсказал внутренний голос.
Одно немного утешало – нижнее белье на Хибарине все-таки было.
***
– Я не могу все время жить с тобой! Как же школа? Скоро начинается учебный год.
– Меня это не волнует. Зачем тебе учиться? Я буду тебя содержать, – Хибарин, кажется, начинал терять терпение. Он сверлил Цуну взглядом с другой стороны низкого столика, за которым Цуна обычно делал уроки.
Вечером, в седьмом часу, вампир соизволил проснуться и наконец выпустил Цуну из рук. Бедняга наконец смог посетить туалет, принять душ, переодеться из пижамы в домашнее и поесть. Маме он ничего не сказал, потому что не хотел ее втягивать. Хибарина она, похоже, не интересовала, и Цуна предпочитал, чтобы так и оставалось. Правда, его удивило, что она за весь день ни разу не пыталась войти в комнату или хотя бы раз позвать его. Когда он спросил об этом у Хибарина, подозревая, что это его рук дело, тот подтвердил. Хотя из его объяснений было не очень понятно, как он это сделал. Что-то вроде гипноза или внушения: человек, подходящий близко к месту, где находится вампир, который не хочет, чтобы его тревожили, просто забывает, зачем пришел и что хотел. И уходит.
Поужинав, Цуна настоял на переговорах и сейчас пытался убедить Хибарина не забирать его из дома.
– Содержать? Как зверушку? Вот уж спасибо, – Цуна нахохлился.
– Все мои питомцы всегда сыты и довольны, – вампира, кажется, задели сомнения в его способности позаботиться о других.
– Это какие питомцы? – с подозрением спросил Цуна.
– Маленькие зверьки. Сейчас я держу канареек и ежиков, – с неуместной гордостью заявил Хибарин.
Цуна хорошенько приложился головой об стол. Нет, это просто невыносимо!
– Послушай, – подняв глаза на Хибарина, в тысячный раз попытался объяснить он. – Я не канарейка. Не ежик. Не кролик, не хомячок, не котенок, которого можно подобрать на улице.
Судя по лицу, вампир не видел особой разницы. Цуна сделал глубокий вдох и продолжил.
– Я даже согласился на питье моей крови. – Вампирьи укусы, как оказалось, быстро заживали, и сейчас на шее Цуны не осталось и следа. Крови вампиру требовалось немного и не так часто, так что, поняв, что совсем от Хибарина отвязаться не получится, он смирился с участью пожизненного провианта. Но больше уступать был не намерен. – Но ты не можешь забрать меня из дома. Как же моя мама, мои друзья?
О Йемицу, своем отце, Цуна даже не вспомнил. Последний раз тот появлялся дома года три назад. Или четыре.
Упрямый вампир пожал плечами.
– Я просто сотру им память о тебе.
Цуна грохнул ладонями по столу так, что стол подскочил.
– Не вздумай! – рявкнул он, впервые по-настоящему разозлившись. Хибарин посмотрел на него с удивлением, быстро сменившимся одобрительной усмешкой.
– Вао, – тихо пробормотал он.
В повисшей тишине слышно было только тяжелое дыхание Цуны.
А потом в окно кто-то деликатно постучал.
«Это же второй этаж! Кто?..», – успел только подумать Цуна, перед тем как окно открылось само собой. С улицы в комнату проникли двое.
– Я извиняюсь за столь грубое вторжение, – начал один, но договорить ему не дали. Хибарин рванул прямо с места, атакуя новых незваных гостей.
Цуна понять не успел, что происходит, как вампира уже скрутили. Голубоглазый платиновый блондин в летнем плаще заломил ему руки за спину и крепко держал, пресекая попытки вырваться.
– Почему ты всегда такой агрессивный, – покачал головой второй незнакомец, одетый в красный чёнсам и белые шаровары. Он выглядел почти полной копией Хибарина, но старше, глаза у него были карие, а не серые, и волосы сзади заплетены в длинную косу.
– Вы на моей территории, – прорычал Хибарин, дергаясь в захвате.
– Это мой дом! – громко возмутился Цуна. На него не обратили внимания.
– Кхм. Я извиняюсь за столь грубое вторжение, – снова начал тот, что в красном. – Меня зовут Фон, а это Алауди. Мы проездом в Намимори, и решили заглянуть к нашему юному родственнику, но его не оказалось дома. Но мы все же хотели его увидеть, разыскали его, и вот мы здесь.
– Р-родственники Хибарина? А, эм-м, приятно познакомиться. Я Савада Цунаёши. Можно просто Цуна.
Фон мягко улыбнулся ему, а Алауди сдержанно кивнул. Если присмотреться, то он тоже был чрезвычайно похож на двух других. Тут до Цуны дошло. Если они родственники, значит, они тоже?..
– А, а вы?.. – Цуна беспомощно помахал ладонью у рта, не зная, как тактичнее задать вопрос. К счастью, Фон догадался.
– Да, мы тоже вампиры. Алауди – глава семьи, а я прихожусь Хибарину кем-то вроде дяди. Он у нас самый младший, – он опустил «племяннику» на голову ладонь. Тот яростно зашипел.
– И сколько ему? – с неожиданным любопытством спросил Цуна.
– О, скоро восемнадцать.
– Лет? – наивно уточнил Цуна. Фон со смехом покачал головой.
– Десятилетий.
– Ох, – Цуна не нашелся, что еще сказать.
– Я весьма рад, что мы его навестили! Кто бы мог подумать, что он нашел себе компаньона.
– Компаньона?
– Я заметил кольцо на твоем пальце, – объяснил Фон.
– Мне не нужен компаньон! Он мой питомец, – подал голос Хибарин. Улыбка сползла с лица Фона, и даже невозмутимый Алауди нахмурился.
– Только не говори, что ты продолжаешь считать людей-компаньонов питомцами? Сколько раз мы тебе говорили… Что за трудный ребенок, – голос Фона звучал устало.
– Переходный возраст? – пробормотал Алауди, который, судя по виду, не очень хотел здесь находиться. Цуна отчасти разделял его чувства – он не хотел, чтобы все трое здесь находились.
– Он хотя бы спросил разрешения? – обратился Фон к Цуне.
– Нет, – честно брякнул тот. Фон нахмурился еще сильнее.
– Тогда, если хочешь, я могу снять это, – он потянулся к печатке, но помешал Хибарин, который вырвался из рук Алауди. Схватив за руку, он затащил Цуну себе за спину и закрыл собой.
– Вы двое, не вмешивайтесь в мои дела, - он явно был зол.
– Хибарин, ты отлично знаешь, что это нарушение правил, – подал голос Алауди, неодобрительно качнув головой.
– Никто не смеет мне указывать, – отрезал молодой вампир. Потом в его глазах загорелся кровожадный огонек, он улыбнулся. – Сразитесь со мной.
Внутренний голос подсказывал Цуне, что если не остановить их прямо сейчас, то боя не избежать. И старшие зададут младшему хорошую трепку, в наказание за проступок. Гордость Хибарина этого не простит, и он будет дуться на них ближайшие полтысячи лет.
– Извините, – подал голос он, выглядывая из-за чужой спины. – Я вообще-то не возражаю. Быть компаньоном.
Все посмотрели на него. Хибарин слегка повернул голову и покосился сверху вниз. Цуна твердо посмотрел ему в глаза.
– Но я не собираюсь переезжать к тебе, – и поспешно добавил, видя, как уголки губ вампира недовольно ползут вниз: – Ты можешь приходить когда захочешь, а я буду навещать на выходных?
Хибарин посмотрел на Цуну, на Алауди и Фона, которые ждали его ответа, нахмурился, обдумывая «за» и «против». И наконец неохотно кивнул.
– Согласен.
Цуна просиял.
– Отлично! – он улыбнулся, радуясь тому, что конфликт исчерпан. Хибарин моргнул, положил ладонь ему на голову и взъерошил волосы. Похоже, отучить его от привычки обращаться с собой как с питомцем Цуне будет гораздо сложнее.
– Что ж, – вмешался Фон, – если Цунаёши-кун не возражает, то мы тоже не против. Но запомни, что бы ни говорил этот молодой человек, – он бросил укоризненный взгляд на Хибарина, – ты компаньон, а не питомец. Ты добровольно делишься своей кровью, а взамен получаешь идеальное здоровье и долгие годы жизни – насколько возможно для человека. Он ведь и этого тебе не сказал?
Цуна мотнул головой.
– Так я и думал. Не слушай, если он будет угрожать выпить тебя досуха. Этот ребенок с детства любит преувеличивать
Хибарин послал Фону уничтожающий взгляд.
– Что ж, наш визит затянулся. Нам пора, но мы обязательно заглянем еще. До встречи, Цунаёши-кун, – Фон слегка поклонился. Алауди сухо кивнул. Цуна поклонился в ответ, а Хибарин только хмыкнул и гордо отвернулся, сложив руки на груди. А потом они просто исчезли из комнаты. Окно со стуком закрылось.
– Цунаёши, ужин.
Цуна только тяжело вздохнул. Он был уверен, что Хибарин сыт, просто вредничает. «Переходный возраст, да? Он хотя бы прекратил звать меня зверьком, уже что-то, – подумал он, подставляя шею. – Еще утром ситуация выглядела хуже некуда».
Внутренний голос молчал – значит, был согласен.


Бонус
Цуна и Ямамото дружили со средней школы. Ямамото, несомненно, был дорог ему, но иногда…
– Цуна, я и не знал, что у тебя кто-то есть!
Иногда хотелось его прибить. Вот как сейчас.
– А я-то думал, почему ты иногда убегаешь обедать на крышу один. Мог бы и сказать. Он третьегодка в нашей школе? Никогда его не видел.
Когда Цуна сказал Хибарину, что тот может приходить в любой момент, он не имел в виду школу тоже. Но вампир повадился время от времени объявляться в обеденный перерыв и требовать накормить его, а потом засыпал, используя колени Цуны как подушку. И даже солнцепек был ему нипочем. Легенды врали – вампиры не боялись солнца, просто вели исключительно ночной образ жизни, предпочитая спать днем. Не важно, в тени или на свету.
В таком виде и застал их сегодня Ямамото. И немедленно сделал неправильные выводы. Проснувшийся Хибарин сделал все только хуже, собственнически оттащив Цуну от Ямамото, когда тот по привычке забросил на друга руку.
– Это Хибар… – Цуна прикусил язык. – Кхм. Хибари-сан. И мы не…
– Хибари? Пишется как «жаворонок»? – перебил Ямамото. – Так вот откуда это кольцо!
Цуна застонал. Обязательно быть таким громким? Их разговор слышала если не вся школа, то каждый ученик в коридорах, по которым они шли, точно. И все они странно косились на Цуну.
«И как мне после такого признаться Кёко-чан?» – Цуна мысленно схватился за голову. Если по школе расползутся слухи, то его шансы бесповоротно загублены.
– Вы помолвлены?
И почему Ямамото выглядит таким довольным, будто Цуна – его любимая дочка, которую он удачно сосватал?
– Ямамото. Ты знаешь, ты мой лучший друг.
– Я знаю, – он широко улыбнулся, хлопая Цуну по спине.
– Но еще слово – и я столкну тебя с лестницы.
Ямамото моргнул и нервно засмеялся.
– Ахаха, ладно, Цуна. Я просто шутил. – Затем он заговорщики понизил голос:
– Но ты уверен, что вы не встре… Ауч!
Цуна был против насилия, но локтем по ребрам Ямамото заслужил.



Бонус 2
Цуна бы проигнорировал звонок в дверь, но звонящий был до ужаса настойчив.
– Привет, Цуна! Я забыл свою тетрадь по алгебре в школе, а завтра контрольная, можно мне… – Ямамото умолк, заметив повисшего на плечах Цуны ребенка.
– Цунаёши, покорми меня, – потребовал мальчик. Ямамото чуть склонил голову набок, приглядываясь. Кого-то ребенок ему напоминал.
Цуна попытался отмахнуться от Хибарина кулинарной лопаткой. Он был сердит на вампира и не кормил уже с неделю. Сегодня, оставшись дома один, собирался подогреть себе обед, когда Хибарин забрался в кухню через окно и потребовал крови.
Ямамото наконец вспомнил.
– Ох, Цуна! Я думал, вы с Хибари только встречаетесь!
– Ты о чем? – Цуна и Хибарин на секунду прекратили бороться друг с другом и дружно уставились на него.
– Кто бы мог подумать, что вы уже завели ребенка! Поздра!..
С силой брошенная лопатка попала ему точно в лоб.

@темы: юмор, фанфик, преслэш, мини, джен, Ямамото, Цуна, Хибари, Репорно, АУ, 1827

URL
   

Кладовка фиков

главная