Аме 2.0
Listen to your heart, listen to the rain, listen to the voices in your brain.
Название: Не нарушая правил
Автор: Аме 2.0 (-Ame-)
Жанр: юмор, флафф
Рейтинг: PG-13
Персонажи: Ямамото, Гокудера, Хибари, Цуна (1827, и легкое дружеское 802759). Реборн и Дино мельком
Дисклеймер: не мое и не надо
Саммари: Хибари поймал Цуну и его друзей за нарушением школьного правила. Цуна хотел спасти положение, но сделал все только хуже.
Размещение: с моего разрешения
Размер: мини, 1778 слов
Статус: закончен
Предупреждения: ООС и хромой обоснуй
От автора: Ямамото – тролль. Дино не знал.:-D

Обеденный перерыв Цуна, Гокудера и Ямамото провели на крыше. Поев, просто болтали обо всем, что приходило в голову. Цуна, по привычке, больше слушал. Ямамото вспоминал свою поездку в Италию, в гости к Дино.
– О. Я видел там кое-что интересное. Цуна, смотри!
Ямамото закинул руку ему на плечи, как обычно. А потом взял и поцеловал. Вот так запросто – притянул ближе, тронул горячими губами щеку и отодвинулся, широко улыбаясь. Цуна растерянно моргнул.
– Ямамото?..
Потерявший дар речи от его выходки Гокудера секунду-другую беззвучно развевал рот, потом его прорвало:
– Ты что с Десятым творишь?!
Ямамото засмеялся.
– Дино научил меня, что так можно здороваться в Италии с близкими друзьями или родственниками. Забавно, да? Как тебе, Цуна?
Цуна выдохнул с облегчением – вот оно что. Вполне в духе Ямамото.
– Это было неожиданно, – признался он.
– Ах, прости-прости. Мне просто захотелось попробовать.
– Да ничего. Было не так уж плохо, – заверил Цуна, радуясь, что Ямамото не сделал этого посреди людного места, иначе поклонницы звезды бейсбола растерзали бы его живьем.
– Десятый, не потакайте ему! – не выдержал Гокудера, кипевший от возмущения. – Какое же это приветствие, мы вместе с самого утра!
– Да ладно тебе, Гокудера. Я просто как раз сейчас об этом вспомнил, – Ямамото беспечно отмахнулся. И предложил: – А ты не хочешь попробовать поприветствовать Цуну? Ты ведь итальянец.
Гокудера внезапно закашлялся.
– Д-десятого? Й-йя? – кажется, для Гокудеры это было слишком, он начал стремительно розоветь. Цуна попытался спасти положение и перевести тему.
– Если подумать, – начал он, с беспокойством косясь на Гокудеру, который, кажется, перестал дышать, – Мукуро ведь тоже из Италии, да? Помните, Хром поцеловала меня в щеку при первой встрече? Может, он ее научил?
Кажется, попытка вышла не совсем удачной. Гокудера, забыв о смущении, принялся бранить Мукуро на двух языках, и даже Хром досталась пара оскорблений. Ямамото, глядя на него, кажется, очень веселился.
Цуна попытался его успокоить.
– Гокудера-кун, не надо так! Хром не сделала ничего плохого! Я не против такого приветствия. Ты тоже можешь это сделать, если хочешь, – добавил он.
Гокудера поперхнулся второй раз, и румянец вернулся к нему с новой силой. Он схватил Цуну за руки и посмотрел на него сияющими глазами.
– Десятый так добр… Даже такому, как я, позволить!.. – кажется, он готов был прослезиться.
– Гокудера-кун, прекрати! Ты мой друг, значит, в этом нет ничего такого, правильно? – не то чтобы Цуна хотел, чтобы его снова поцеловали, но смотреть, как Гокудера самоуничижается, ему совсем не нравилось.
Гокудера, слегка шмыгнув носом, отпустил наконец руки Цуны и кивнул.
– Если Десятый уверен.
Он довольно робко наклонился к Цуне, щекотнув его лицо длинными прядями. Прикосновение к своей щеке Цуна едва почувствовал, а Гокудера уже отодвинулся.
– Видишь, было просто, – прокомментировал Ямамото, широко улыбаясь.
– Заткнись, придурок, – огрызнулся все еще смущенный Гокудера. Ямамото только посмеялся и предложил:
– Давайте делать это каждое утро!
Цуна не разделил энтузиазма.
– Ямамото, это уже немного слишком…
Гокудера горячо поддержал его и начал читать лекцию о «недопустимости вторжения в личное пространство Десятого». Ямамото в ответ только пожимал плечами. Слушая их односторонний спор, Цуна тихо фыркнул в кулак. Происходящее быстро превращалось в абсурд. Внезапно, по его спине пробежал холодок, и на них троих упала тень. Цуна медленно поднял голову, уже зная, кого увидит.
– Правилами Намимори, – начал Хибари, глядя на них с недобрым прищуром.
– О, это Хибари-семпай! Привет, Хибари, – помахал Ямамото с неуместным энтузиазмом. По мнению Цуны, радоваться было нечему. Совсем.
– Правилами Намимори, – повторил Хибари, размеренно и четко, – запрещается публичное проявление чувств. За нарушение дисциплины я загрызу вас, травоядные.
Его взгляд сфокусировался на Цуне, заставив его паниковать. «Почему сейчас он смотрит прямо на меня?!». Это было нечестно. Во-первых, Цуна был уверен, что в правиле говорится о проявлении романтических чувств. Во-вторых, они не делали этого публично: на крыше не было никого, кроме них, пока неизвестно откуда не появился Хибари. В-третьих, сам Цуна ничего не сделал!
– Хибари, а Дино учил тебя итальянскому приветствию? Ты тоже хочешь попробовать его с Цуной?
Хибари наконец отвлекся от Цуны и бросил на улыбающегося Ямамото убийственный взгляд. Цуна подумал мельком, что Ямамото, похоже, так и не избавился от своих суицидальных наклонностей даже после того, как упал с крыши. Иначе зачем ему дразнить Хибари? В том, что он делает это нарочно, Цуна не сомневался.
– Только попробуй тронуть Десятого! – Гокудера вскочил на ноги, вытащил с десяток динамитных шашек и уже собирался поджечь их. Цуна мысленно застонал. Ему очень хотелось спрятаться за Гокудеру, но он знал, что бесполезно, и лучше ему что-нибудь срочно предпринять, пока крыша не превратилась в поле боя. Тогда им достанется в два раза больше: и за якобы нарушенное правило, и за порчу школьного имущества.
Он с неохотой поднялся на ноги.
– Эмм, Хибари-сан? – осторожно начал Цуна, стараясь не смотреть на тонфы и лихорадочно пытаясь придумать, что же делать. Их с Хибари взгляды опять встретились. Не разрывая зрительного контакта, Цуна сделал шаг вперед. Хибари наблюдал, с подозрением и легким интересом.
То, что Цуна проделал дальше, никак нельзя было назвать осознанным действием, его как будто что-то подтолкнуло изнутри: его правая рука дотянулась до галстука Хибари, дернув на себя, и одновременно он подался вперед, поднявшись на цыпочки. И поцеловал Хибари.
Реакция была мгновенной: как кот, на которого неожиданно плеснули холодной водой, Хибари отскочил далеко назад. Цуна никогда не видел у него ни настолько широко распахнутых глаз, ни изумленного возмущения на лице. Впрочем, смотреть было некогда. Схватив обоих друзей за рукава, он развернулся и рванул к выходу с крыши. По лестницам на свой этаж они буквально скатились, причем Ямамото хохотал так, что несколько раз налетал на перила. Цуна даже позавидовал его жизнерадостности. Странно, но за ними никто не гнался, и они влетели в относительную безопасность класса буквально за минуту до начала урока.
Только когда упавший за свою парту Цуна отдышался толком, он с ужасом осознал, что натворил. Его уши и лицо немедленно воспламенились. Цуна уткнулся лбом в стол и накрылся тетрадью. Хибари его убьет. Прямо на следующей перемене. Или после школы. Смотря какой вид наказания выберет для Цуны: быструю и болезненную смерть, или медленную и мучительную смерть.
Ямамото, сидящий перед ним, все еще не мог успокоиться, и с трудом сдерживал смех, пару раз прыснув в ладонь.
Гокудера сзади бормотал что-то нечленораздельное: ничего нельзя было разобрать, кроме слов «убью», «Хибари» и «ублюдок», повторяемых чаще всего.
Цуна ничего не слышал. Про себя он громко оплакивал свою короткую жизнь, да еще и прилившая к лицу кровь шумела в ушах. С обидой на судьбу, он размышлял о том, почему в первый раз, когда он сам поцеловал кого-то, этим кем-то оказался Хибари? Почему не Кёко? Или хотя бы Хару?
Другим его, довольно странным сожалением было то, что он толком ничего и не почувствовал. Раз уж это был его первый и последний (тут Цуна почти всхлипнул) поцелуй перед смертью, он предпочел бы знать, куда он поцеловал Хибари. Все, что он почувствовал – как его губы мазнули по чему-то теплому. Сейчас Цуна жалел, что зажмурился.
Впрочем, скоро ему станет совершенно все равно – мертвецы ни о чем не переживают.

***

– Так вот откуда у тебя все эти синяки, – сделал вывод Реборн, прихлебывая кофе. Он сидел на столе, слушая рассказ о злоключениях Цуны, пока тот смазывал все свои царапины и залеплял ссадины пластырем.
– Да нет, – Цуна мотнул головой и поморщился от боли. – Хибари-сан появился только когда я возвращался из школы, один. Наверное, специально дождался, пока Гокудера-кун и Ямамото не разойдутся по домам. Он даже не подошел ко мне сначала, встал в отдалении и сказал, что на этот раз мне повезло, но в следующий раз он загрызет меня. Похоже, хотел сделать вид, что ничего не было.
– Тогда откуда?.. – Реборн моргнул и сделал еще глоток. Цуна отчего-то смутился и заерзал, глядя в сторону.
– Кхм. Я, э, спросил его, можно ли мне поцеловать его еще раз? – неуверенно признался он.
Реборн едва не выплюнул кофе обратно – такого он от Цуны не ожидал. Цуна начал нервно сплетать и расплетать пальцы.
– В общем, когда я его увидел, то подумал, что сейчас меня будут убивать. Ну и ляпнул, потому что какая уже разница? И так получилось, что мы говорили одновременно, так что когда я понял, что лучше бы промолчал, было уже поздно – он меня услышал.
Цуна тяжело вздохнул и скривился от боли в ребрах.
– Вот оно что, – Реборн осторожно поставил кружку на стол и покачал головой. Он был слегка впечатлен, хотя сам не знал, чем – то ли приступом храбрости у Цуны, то ли масштабами его глупости.
Цуна сложил вату, тюбик обеззараживающей мази, бинты, пластырь в аптечку и, прихрамывая, понес ее на место. Кое-чего он Реборну так и не рассказал.

***

…Хибари гонял Цуну по улицам целый час, успев наставить ему синяков, но, к искреннему удивлению Цуны, ничего не сломав. Пока наконец не прижал его к стенке в одном из проулков. Долго разглядывал сверху вниз, упираясь ладонью в кирпичную кладку у самой головы Цуны. Потом, будто сдавшись, раздраженно выдохнул через нос, наклонился, лизнул лиловый синяк на скуле, слегка прихватил зубами за нижнюю губу. Выпрямился, посмотрел на Цуну с ожиданием. Это было приглашение? Цуна, подумав, решил, что терять ему все равно нечего. Поднялся на носки и тронул губами щеку Хибари. Потом уголок рта. Опустился на пятки, посмотрел на Хибари вопросительно. Тот фыркнул, наклонился снова, ладонь запустив в волосы на затылке Цуны. Куснул за щеку, лизнул в губы. Очередь Цуны – ему опять пришлось тянуться. Он даже уперся ладонями в грудь Хибари для опоры. Зря, наверное. Ощущений оказалось слишком много: и горячее тело под тонкой тканью рубашки, и чужое ровное и сильное сердцебиение, отдающееся в кончиках пальцев, и слегка приоткрывшийся под его губами рот. Цуна откинулся назад, к стене, почти оттолкнувшись, тяжело дыша. На секунду у него даже закружилась голова. Хибари, не дожидаясь, пока он отдышится, прикусил мочку его уха и провел языком по горлу. Цуна в ответ кончиками пальцев обвел его скулы, оставив поцелуй у линии челюсти.
Игра в касания-укусы-поцелуи продолжалась еще несколько минут. Цуна понял, что она закончилась, когда после очередного укуса Хибари отступил на шаг и больно щелкнул его по лбу.
– Теперь ты понимаешь, что сделал неправильно?
Цуна кивнул. Хибари усмехнулся, довольный.
– Хорошо. Если я еще раз поймаю тебя нарушающим школьную дисциплину публичным проявлением чувств с этими травоядными, – Хибари понизил голос и улыбнулся шире. – Загрызу.
После этого он молча развернулся и вышел из переулка, Цуна – за ним. Всего несколько поворотов вывели их на знакомый Цуне перекресток: его дом был поблизости. Сам Цуна ни за что бы не нашел дороги обратно.
– Не опоздай в школу завтра, Савада Цунаёши.
Говорить настолько формально даже после того, чем они недавно занимались, было настолько в духе Хибари, что Цуна почти улыбнулся, но успел закусить губу. Странно, но неловко ему стало только сейчас. Он уставился в землю, чувствуя, как горят кончики ушей.
– Увидимся, Хибари-сан.
Он услышал смешок.
– Так медленно реагируешь. Занятно.
А потом ему взъерошили челку.
Когда Цуна поднял голову, Хибари был уже далеко.



Бонус

Позже, когда, гостя в его доме, Дино снова споткнулся, упал и проехался животом по лестнице, Цуна впервые ни капли ему не сочувствовал. Наоборот, с легким злорадством проследил, как тот считает ступеньки носом, и машинально потер невидимые под рубашкой синяки на ребрах, которые не сходили вот уже несколько недель.

@темы: Дино, юмор, фанфик, слэш, мини, Ямамото, Цуна, Хибари, Репорно, Реборн, Гокудера, 1827