Аме 2.0
Listen to your heart, listen to the rain, listen to the voices in your brain.
Исполнение собственной заявки с Новогоднего тура на сообществе Ichihichifan:
Хичиго/Ичиго. Хичиго в белом кимоно и с очень длинными волосами, поначалу собранными в прическу с массивными заколками. Распускать волосы. "- Как тебе мой праздничный наряд? - Ты похож на Юки-Онну".

Название: Стекло, снег, сон
Автор: Аме 2.0 (-Ame-)
Жанр: с натяжкой ангст, романс
Рейтинг: PG-13
Персонажи: Ичиго, Хичиго
Пейринг: Хичиго/Ичиго
Состояние: закончен
Размер: мини
Дисклеймер: Кубо - Кубово
Предупреждения: ООС возможен
Размещение: с разрешении автора

Читать можно под это:


Первый Новый Год после той войны. Ичиго встретил его с семьей, как обычно. На утро с друзьями ходил молиться в храм.
Ичиго не знал, о чем просили у храма остальные. Он сам… ничего не хотел. Было это на самом деле так, или он просто убедил себя?
***

Тихо. Как здесь было тихо. Это была особая зимняя тишина. Тишина скованной холодом ночи, застывшего времени.
Небо – черное, беззвездное.
Небоскребы – сплошь зеркальный лед, стеклянные игрушки.
Ичиго не верил в реальность этого мира. Хрупкий сон. Тронешь – осыплется искрами, как иней с ветки.
Так и стоял неподвижно, боясь пошевелиться, и только все смотрел перед собой, надеясь увидеть… что? Или кого?
Тихо. Пусто. Мертво.
Дзинь.
От едва различимого звука по спине прошла дрожь.
Позади кто-то был. Ичиго хотел позвать «Зангецу?», но губы будто онемели и не слушались.
Может быть, потому, что он знал – это не Зангецу. Холодок, пробежавший по спине, подсказал ему, кто.
Пустой.
Снова звяканье, на этот раз справа. Белая нечеткая тень далеко впереди.
И вдруг – его лицо прямо перед Ичиго.
Бывший шинигами отшатнулся. Пустой чуть отодвинулся. Молчал. Ичиго разглядывал его, непонимающе хмурясь.
Кимоно, белое-белое, без узоров и рисунка, туго перетянутое оби, приспущено на плечах. Рукава до самого подола.
А волосы длинные и собраны в сложную прическу со множеством кандзаси*: заколки, шпильки, гребень. Серебро, кость, стеклянные шарики. Это они звенели.
- Как тебе мой праздничный наряд? – вместо приветствия протяжно пропел пустой. Ичиго вздрогнул, отвел глаза, не зная, что ответить. О чем вообще говорить с пустым? Зачем?..
Пустой смотрел на него, чуть склоняя голову то к одному плечу, то к другому. Подвески позванивали. Единственные звуки, нарушавшие тишину.
Не дождавшись ответа, он поднял руки к голове, взялся за одну шпильку, потянул, вытащил из прически, бросил. Затем – следующую. Одну за другой. Заколки и шпильки глухо бряцали о стекло.
Когда они закончились, пустой неторопливо вытянул из волос гребень и поддерживающий прическу шнурок. Освобожденная волна волос скользнула по его спине, лизнула до самых пяток. Пустой запустил пальцы в волосы над висками, помассировал с наслаждением, прикрыв глаза.
Ичиго наблюдал за ним все это время, не моргая.
- Ты похож на Юки-Онну, - подал он голос наконец, сам не зная, зачем это говорит.
Довольное лицо пустого немного пугало.
Сам Ичиго никогда бы не сумел состроить такой гримасы.
Ичиго огляделся. Ему было беспокойно, захотелось вдруг, чтобы пошел снег. Только вряд ли его желание было осуществимо. Тот, кто исполнял желания, явно не благоволил Ичиго: он хотел еще раз увидеть Зангецу, совсем не пустого.
После последней встречи Ичиго совсем перестал понимать, как к нему и относиться. Пустой из определенно-опасного фактора превратился в неопределенный.
Странный. Его пустой – странный, вот и все, что Ичиго мог сказать о нем, особенно сейчас.
Ичиго просто не знал, как с ним разговаривать.
Но все это - просто сон. Поэтому Куросаки вслух сказал то, что пришло на ум.
На секунду Ичиго представилось, что они, две крохотные фигурки, застряли в стеклянном шаре с зимним городом внутри. Только этот шар забыт и заброшен, его давно никто не встряхивал, и снега им не дождаться.
Ичиго, очнувшись от задумчивости, снова переключил внимание на пустого. Тот повернулся боком, и его белый профиль четко вырисовывался на фоне обсидианово-черного неба. Было даже красиво. Ичиго невольно провел по собственному носу: от переносицы до кончика, по губам, по подбородку, повторяя контур.
Пустой казался нереальным, как будто его подменили. Слишком немногословный, безразличный.
Если он и правда пришел в сон Ичиго, то, кажется, без особой охоты. Сон закончится – и он, отыграв свою роль, уйдет.
И правильно, кому, к чертям, нужен такой король, что только и может опираться на подданных, использовать их до истощения, ничего не давая взамен?
Ичиго снова думал о Зангецу, и ему было горько и противно от самого себя.
- Нытик, - припечатали сзади. Когда пустой успел оказаться за его спиной? Обхватил крепко обеими рукам, подбородок на плечо положил. Смеется, знакомо так, глумливо.
Сначала Ичиго стало холодно – потому что пустой был холодным. А потом жарко: жар волной прокатился от затылка до поясницы, а все от чужого колючего смеха, отдающегося во всем теле.
Пустой ослабил хватку, убрал голову с плеча, задышал куда-то в шею. Ичиго занервничал, но все еще не решался дергаться. И пустой не шевелился.
Они застыли парой скульптур. Ичиго все ждал чего-то, а пустой просто стоял, дыша ему в затылок. Его руки, обхватывавшие грудную клетку Ичиго, соскользнули на талию.
Зангецу ведь хотел, чтобы он принял пустого? Ичиго, подумав об этом, приказал себе успокоиться, и даже закрыл глаза. Считал свои вдохи и выдохи. Тишина вернулась, окутывая двоих мягким покрывалом, слой за слоем. В какой-то момент Ичиго показалось, что он оглох. Высокий звон поселился в голове, и становился все тоньше, все надрывнее. Ичиго напрягал слух, пытаясь услышать хотя бы собственное дыхание. Или он уже не дышал?
Ичиго попытался сделать вдох – и только тогда ощутил пальцы, сдавившие его горло.
Игрушечный зимний мирок все так же равнодушно поблескивал стеклянистыми боками зданий. Ичиго бесшумно и деловито душили на одном из них.
Он даже не понял, как и когда оказался сидящим на стене. Пустой устроился меж его разведенных ног, держа Ичиго за горло.
И вдруг отпустил. Ичиго, ошалевший, распахнул невидящие глаза, и попытался вдохнуть. Вышло не сразу, поначалу хрипел, а потом начал хватать воздух ртом, глубоко, жадно. Очередной выдох сделал в губы пустого.
- Эй, ты знаешь, что Юки-Онна, по поверьям, высасывает жизни? – спросил пустой в промежутках между недопоцелуями. Он отстранялся то и дело, давая Ичиго сделать короткий поспешный вдох. – Жрет людишек, прямо как пустые.
Ичиго не хватало кислорода и он мало что соображал, но отчего-то остро чувствовал губы пустого на своих. Голова у него кружилась, пространство переворачивалось, и Ичиго невольно цеплялся то за ткань белого кимоно, то за оголенные бледные плечи.
У него было странное чувство, Ичиго все никак не мог сообразить… Уже лежа под пустым, опрокинувшим его на стекло и больше не отрывавшемся от его губ, осознал – его как будто выпивали. Как сок из пакетика: скоро останется только смятая упаковка.
- Ичиго, знаешь, если дашь себя сожрать, я могу вернуть Зангецу. Ты, правда, все равно его не увидишь…
Пустой приподнялся над ним, длинные, бесконечные почти, белые пряди щекотали лицо Ичиго. Он, сделав вдох, поймал в горсть несколько, притягивая пустого обратно.
- Я сам, - хрипло проговорил он. – Сам верну его. Его и тебя.
Пустой как будто удивился и стал разглядывать Ичиго, пристально, взяв за подбородок, потом отпустил и засмеялся.
- Хочу посмотреть на это. На твои попытки прыгнуть выше головы и разбить ее о потолок, снова и снова. Пока оставлю тебя в покое. Считай это новогодним подарком, король.
***

Из сна Ичиго вырвал громкий вопль отца, ворвавшегося в комнату, чтобы пожелать сыну доброго утра. Тяжелый пустой, придавливавший к стеклу, обернулся скомканным за ночь одеялом (почему-то Ичиго спал под ним, накрывшись с головой).
Отбиваясь от отца, Ичиго мгновенно забыл о своем сне, и не вспоминал больше в этот день, но вспомнил через некоторое время, когда случайно увидел одну вещь в магазине.
Ичиго купил ее, длинную шпильку с подвеской из бусин, с тяжелым стеклянным шариком на конце. Сунул в подставку для карандашей на столе у кровати, чтобы слушать, как она тихо звенит, когда по комнате проходит сквозняк.
Иногда Ичиго брал шпильку и ловил качающийся шарик губами. Почему-то при этом думал о прохладных губах пустого.
Он помнил о своем обещании.


Кандзаси - японские традиционные женские украшения для волос. Кандзаси носят с кимоно.©Вики

@темы: фанфик, слэш, селфцест, мини, Хичиго, Ичиго/Хичиго, Ичиго, Блич